• Доллар 3.868
  • Евро 2.5397
  • Рос. рубль 2.8143

Отсидевший 45 суток брестский архитектор рассказал о послании, спрятанном в шоколадке

13:32 23 ноября 2020
Сорок пять суток в изоляторе — это ценный опыт, даже если тебе 65 лет, у тебя три образования, ты объездил полмира и работал в самых разных сферах. Во всяком случае так считает Виктор Бобрук - известный архитектор, юрист, поэт и путешественник, которого знает, наверное, половина Бреста.

Он не относит себя к оппозиционным активистам, тем более против каких-либо революций. Заявляет, что ему не по пути с «майданутыми» и политикой он никогда не интересовался.

История о том, как он получил огромный срок за прогулки в центре города и какие чудеса случились с ним в ИВС, достойна приключенческого романа.

Спецоперация «освобождение»

Но начнём с конца. С освобождения Виктора Антоновича из ИВС в Дрогичине. То, что известный архитектор на особом счету у милиции, показала спецоперация по возвращению его домой — в Брест. Выход на свободу планировался 18 ноября в 17 часов. Встретить его у дверей милиции хотел родной брат-близнец Александр.

Время освобождения он заранее уточнял в РОВД и приехал заранее. Но мужчину ждало разочарование, брата он не увидел – его выпустили на два часа раньше. И не просто отпустили, а довезли на машине начальника изолятора до вокзала, причём так, что никто не заметил.

Виктор не знал, что его хотели встретить, он сел на поезд и отправился в Брест.

– Мне сказали, что отвезут, чтобы я успел на рейс, – говорит Виктор Антонович. – Я даже руку начальнику пожал на прощание. Хоть червь сомнения точил — что-то тут нечисто. И везли меня довольно долго, видимо, окольными путями. Я бы и пешком дошёл не спеша.

Смотрите видеосюжет, как наш корреспондент пытался с братом встречать Виктора Бобрука в Дрогичине:

Как был задержан: «Я не буду позорить свои седины, убегая от милиционеров в родном городе»

А торопиться Виктор Антонович не любит. Ведь он мог убежать от милиции в день задержания 4 октября. В тот день он встречался в галерее с художницей, которая рискует в манере Климта. Он давал ей советы, а затем отправился домой, по дороге заглянул в объект недвижимости, который ему принадлежит на ул. Советской.

– На Советской каждое воскресенье много людей гуляют. играют музыканты, поэты читают стихи, стоят «живые статуи». И так было много лет. Я встретил бывшего коллегу, у сына которого преподавал. Стал расспрашивать о его успехах и шёл спокойно, – говорит Виктор. – И тут сзади подошла женщина и шепнула мне, что за мной идёт милиция и хотят меня задержать. Коллега тогда сказала: «Бегите, Виктор Антонович». Вот ещё! Я не буду позорить свои седины, убегая от милиционеров в родном городе.

И через несколько секунд силовики его настигли. Попросили его пройти с ними, но, по словам Виктора Антоновича, не сказали зачем. Он не сопротивлялся. Но в суде его посчитали виновным по статье об участии в незаконном массовом мероприятии. Ему дали первые 15 суток.

Хлопал музыканту

– Когда я попал в изолятор, у меня не было никаких принадлежностей для гигиены. Посылки со всем необходимым от Красного креста нам передавали не вовремя, – сетует Виктор Антонович. – Через пять дней меня снова вызвали в суд. По камерам наблюдения увидели, что 19 августа я также был на ул. Советской и якобы среди протестующих.

Как вспоминает Виктор Антонович, ему показали на суде запись, где он вместе с другими прохожими хлопает в ладоши. При этом сам утверждает, что аплодировал уличному музыканту, и это хорошо видно на кадрах. Но архитектора снова признали виновным в административном правонарушении. Мужчина не отрицает, что люди шли на площадь Ленина. И он шёл вместе с ними и понятия не имел, что это незаконно.

– Буквально за три дня до этого, 16 августа, к людям на площади Ленина вышел начальник горисполкома Бреста и заявил, что на этой площади людям можно собираться, – говорит Виктор Антонович. – Я лично это слышал и был уверен, что собрания там разрешены.

– Потом был и третий суд. И снова — по записям с камер наблюдения. На этот раз на записи моё лицо было всего пару секунд. Я спросил, неужели этого достаточно. Мне сказали, что да. Доказано, что я там был, и этого хватит. Милиционер в суде заявил, что найти меня на записи было очень легко, видимо, за счёт моей внешности.

И опять Виктор Бобрук упоминает выступление Александра Рогачука. Брестчанин недоумевает, почему если мероприятие считалось незаконным, милиционеры никак не обозначили это, не призвали людей разойтись и позволили им нарушить закон.

– Где в это время были стражи порядка? В бане с девочками? Вряд ли, – сомневается Виктор. – Значит, это было сделано специально? В тот день я также шёл со своего объекта. Увидел людей, которые шли на площадь Ленина. Встретил знакомых, которые работают на «Брестгазоаппарате» и хотел узнать о здоровье директора предприятия, тогда он ещё был жив.

И снова Виктору дали 15 суток. Половину из всего срока он провёл в изоляторе Бреста, а вторую половину — в Дрогичине. По его словам, условия лучше в областном центре, а еда — в Дрогичине.

Послание в шоколадке

– Отношение везде нормальное, некоторые даже сочувствовали, – говорит Виктор. – Но в Бресте не дали шариковых ручек, которые мы просили. Мы хотели отвечать на письма, я пишу стихи. Аргумент — вы можете сделать оружие и ранить охрану или себя. В Дрогичине нам хотя бы стержни дали.

А вдохновение Виктору приходило часто. Он описал случай, который потряс всех в камере. Милиционеры принесли очередную передачу. Там была шоколадка в заводской упаковке типа «Алёнки». Все  посылки сокамерники обычно делили между собой. И эту плитку тоже разломили каждому по кусочку.

– Мой сосед вдруг что-то почувствовал на зубах, какой-то предмет типа фольги, скрученной в трубочку. Мы поняли, что это записка. Мы её разворачивали аккуратнее, чем Штирлиц раскручивал шифровку от Кремля, – смеётся Виктор.  – А там написаны всего две строчки «Вам, от жителей города Бреста. Жыве Беларусь».  Я не могу описать, что творилось в камере. Эйфория, невероятное воодушевление. Я сразу написал стихи и прочитал их всем.

Нары. Камера. Мыши. С перловкою миска.
Чувств и мыслей сумбур передать не берусь.
Передача с небес. В шоколадке записка:
«Вам, от жителей Бреста. Жыве Беларусь».

Этот эпизод Виктор Антонович без слёз вспоминать не может. Он говорит, что письма очень поддерживают арестованных. Он отвечал на все, что приносили в камеру.

– Мы обсуждали письма с теми, кто был в камере. А там было с кем поговорить. Ни одного «майданутого» я не встретил, ни одного наркомана, ни одного, кто хотел бы крови и погромов, – утверждает Виктор Антонович. – Почти все с высшим образованием. А я сменил 7 или 8 камер. Со мной сидели около полусотни человек. А вот те, кто попал в ИВС за причинение какого-то вреда — дебоширы, хулиганы, алкоголики — они даже не знают, что происходит в стране, не следят за политической жизнью.

Восхищённый людьми и поддержкой, Виктор Антонович хочет найти каждого, кто писал ему письма и сказать спасибо.

– Мужчинам обязательно пожму руку, а женщинам подарю по цветку,  – пообещал Виктор Антонович.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ СТАТЬИ

23 марта 2021 09:01

Журналист в неволе: коллеги рассказали об арестованном в Дрогичине Сергее Гордиевиче

Три месяца под домашним арестом находится дрогичинский корреспондент «Першага Рэгіёну» Сергей Гордиевич. Что о нем говорят его коллеги?

12 марта 2021 19:53

Друзья арестованного дрогичинского журналиста Гордиевича рассказали о нем

Арестованного в Дрогичине Сергея Гордиевича знают многие, как корреспондента «Першага Рэгіёну». Что о нём говорят друзья.

25 февраля 2021 19:03

Как историк из Дрогичина стал брестским обувным бизнесменом

Что нужно для создания бизнеса: много денег, связи или что-то другое? Герой нашего материала Евгений Маркевич считает, что в первую очередь для успеха необходим стержень и трудолюбие. А потом всё остальное.